Валерия

о компании

avatar

Валерия

27 июля 2012

Я люблю тебя по-гречески...

На остров Крит в Грецию я приехала в весьма растрепанных чувствах. За спиной у меня остался трехлетний декрет, поистаскавшаяся с годами личная жизнь и,  как следствие,  «тележка» банальных женских комплексов, а также страшная неуверенность в завтрашнем дне. Крит встретил меня приятным ночным тёплым ветерком, прекраснейшими горами и легким ощущением присутствия моря. Сразу в аэропорту я выучила пару приветственных слов на греческом языке, тем самым сделав маленький реверанс в сторону острова, на семь дней принимающего меня в свои объятия. В дальнейшем эти слова очень помогли мне в коммуникации с местными жителями, как только я произносила «хэрэтэ» (в пер. здравствуйте), греки расплывались в улыбке от умиления и гордости за свою страну.
В путешествие я отправилась со своей подругой. Нас привезли в маленький, но очень выгодно разместившийся практически у кромки моря, отель Evelin Beach. На улице уже стемнело. На местных часах было около десяти вечера, но судя по шуму, доносившемуся из окна нашего номера, прибрежный туристический городок только начинал свою бурную ночную жизнь. Очень быстро распаковав вещи, так как не хотелось ни минуты семидневного отдыха провести впустую, мы, слегка нарядившись, отправились на первое знакомство с ночным Херсонисосом, городом, ставшим на неделю нашим родным. Первая вылазка на прогулку показала, что Крит и его жители очень гостеприимны и приветливы. Ночью я спала как убитая. Поскольку остров «зарабатывает» себе на жизнь сельским хозяйством, здесь нет ни единого производства. Это очень положительно сказывается на чистоте воздуха. Он здесь дурманяще чист.
Все шесть оставшихся дней у нас были расписаны до секунды: побывать на  древних руинах, посетить археологический музей, съездить в один из самых романтичных городов Крита, отдохнуть в аквапарке, потанцевать в местном ночном клубе, испробовать настоящий греческий салат и раки (местный горячительный напиток). На следующий после приезда день мы отправились завтракать очень рано. И здесь состоялось первое знакомство с приотельным ресторанчиком, местным баром и милейшими сотрудниками отеля. Оказалось, что греки очень хорошо владеют английским языком и некоторые даже немного говорят на русском. Этот день было решено провести в окрестностях старого не туристического Херсонесоса и познакомиться с местной культурой и архитектурой. На вечер была распланирована прогулка по ночному городу, перед которой решено было «подзаправиться весельем» в местном приотельном баре.
В бар мы пришли около десяти вечера, красиво нарядившись для ночных приключений. Публики было очень немного: пара иностранных пар, томно потягивающих местное  вино, одинокbй упитанный грек, мнущий в руке стакан с раки и немногочисленная компания молодежи, играющая в карты. Подруга заняла место на веранде, которая выходила прямо на море. Я ожидала бармена у стойки, чтобы сделать заказ. И вот он появился. Приятный мужчина средних лет с типичной средиземноморской внешностью: цепкий орлиный взгляд, смуглая кожа, черные волосы, подтянутый, ухоженный. Я сразу оживилась, улыбнулась и сказала свое на зубок заученное «хэрэтэ». Он же в свою очередь протараторил на ломаном русском «привет, спасибо, хорошо, как дела?»,  тем самым очень  развеселив меня. Я заказала белое сухое вино со льдом и присоединилась к подруге. Перед нами шелестело море, над нами весел «звёздный ковш», играла лёгкая ненавязчивая музыка. Мы с подругой обсуждали наши оставленные в России проблемы и «скелеты». Вдруг к нам подошел тот самый бармен, молниеносно поменял пепельницу и скрылся из виду. При этом пепельница была абсолютно пуста, ни я, ни подруга не курим. Это вызвало немой вопрос на лице моей спутницы, меня же сей поступок снова рассмешил. Так повторялось несколько раз: бармен протирал наш чистейший стол, менял пепельницу. И в итоге, окончательно осмелев, воткнул нам с подругой в волосы по коктейльному зонтику. В тот вечер я снова имела честь убедиться в гостеприимности и приветливости греков.
Следующий день мы решили провести в одном из самых романтичных городов Крита, в Агиос Николаосе. Путеводитель сообщил нам, что данный город отличается «особо белой» архитектурой, омывается  чистейшим переливающимся разными оттенками морем и знаменит своим круглым озером, в котором по приданию купалась богиня любви Афродита для сохранения вечной молодости. В город я влюбилась сразу. Первым делом я умылась в прекрасном бездонном озере, вторым — бросила монетку в многоцветное море со словами, вернуться в этот город со своим мужчиной, которого у меня на тот момент не было. Мы прекрасно провели время. Вечером решено было снова отправиться на прогулку по ночному Херсонисосу. Но, подруга почувствовав легкое недомогание, решила лечь спать. Я же пошла купаться. Спать совсем не хотелось. Было интересно, каково ночное Эгейское море. После купания я сразу пришла в бар «опрокинуть стаканчик» перед сном. Уютно разместившись около барной стойки, выбирала какой же из предложенных в винной карте напитков окажет наиболее снотворный эффект. Настроение было подавленное. Подошёл тот самый бармен с теми же словами «привет, как дела, хорошо?» Я улыбнулась. И тут он спросил меня на английском: «А вы русские всегда мёрзнете и носите шарф?»  На секунду я замешкалась. У меня на шее висело большое полотенце после купания, о котором я уже и забыла. Так он снова развеселил меня. Слово за слово, шутка за шуткой и спустя уже полчаса мы болтали с ним как старые добрые приятели. Оказалось, что моего базового уровня английского языка вполне хватает для дружеской беседы. Мы болтали обо всем: вкратце о моей жизни в России, о его в Греции, о моей дочери, о его сестре и маме, об оливках, финансовом кризисе и его причинах. Я говорила, какое гигантское впечатление произвели на меня горы Крита и отзывчивое гостеприимство греков, в ярких красках описывала, как сегодня днем влюбилась в «белый» город. И тут он сделал предложение. Предложение показать мне ночной Агиос Николаос. До этого города сорок минут пути на автомобиле. Йоргиус, так его звали, сказал, что закончит свою работу, возьмет машину и в час ночи будет ждать меня в условленном месте. Я невольно сделала большие глаза от изумления, испуга и неожиданности. На что он ответил: «Когда ты первый раз появилась в отеле, «сначала вошли твои глаза, а потом ты!» Ты очень красивая! Я сразу тебя заметил.» Таких слов от мужчины я не слышала уже очень давно. Я смутилась и даже слегка покраснела. Внутри меня «вспорхнула стая бабочек». Ситуация была двусмысленна. По моему смущенному виду и рьяным попыткам подыскать подходящие слова на английском языке, чтобы хоть как-то выкарабкаться из сложившейся ситуации, Йоргиус понял, что мне нужна помощь. Он сказал: «Мы поедем в ночной Агиос Николаос, там выпьем капучино и я привезу тебя обратно в отель». Мои глаза не уменьшались в размере. Я сказала: «В России мужчина, везущий куда-то девушку на машине, и угощающий ее каким-либо напитком, после этого рассчитывает что-то получить взамен...». Да, «разбаловали» нас русские мужчины! После этих слов Йоргиус поменялся в лице. Заметно было, что я его как-будто обидела. Он сказал: «Я работаю в этом отеле очень давно. Меня здесь все знают и у меня есть репутация. Мне понравилась девушка, и я хочу показать ей красоту своей страны. Почему я не могу этого сделать? Я обещаю, мои «руки останутся при мне» Теперь уже я поменялась в лице. И почему я так дурно о нем подумала? Я улыбнулась и спросила, есть ли у него в машине греческая музыка?
Ровно в час я была в условленном месте. Он ожидал меня на своей черной «Тайоте». Вышел, галантно поприветствовал и открыл передо мной дверь автомобиля. Я села молчаливая и очень смущенная. Чувствовалось и его легкое смущение. «Какую музыку ты хочешь слышать?» - спросил он. «Греческую, только греческую!» - ответила я. Он ехал с удивительно комфортной непугающей скоростью в семьдесят километров в час по междугородной трассе. Мне было не страшно с ним. В окно пробивался легкий солоноватый ветерок. Вокруг были горы. Играла приятная музыка на греческом языке. Он переводил тексты песен для меня на английский язык. Конечно же, все они были о любви. Но самое главное, что рядом со мной сидел красивый зрелый мужчина, и я чувствовала постоянно его взгляд на себе. Приехав в ночной «белый город», мы совершили прогулку вокруг того самого круглого озера, действительно выпили по чашечке приятнейшего капучино, полюбовались спящим морем. Мы болтали и шутили, он делал мне легкие комплименты и говорил приятные слова. А затем предложил бросить монетку, чтобы вернуться сюда вновь. И я поняла, что днем загаданное желание исполнилось, я вернулась в этот город с мужчиной! Ликованию моему не было предела. Мы снова бросили по монетке в море. Я не помню, что загадала во второй раз, как-то было уже не до того. Обратно мы возвращались практически молча. Снова были горы, музыка, ветер и  мужской внимательный взгляд, обращенный на меня. Мои светлые волосы трепал ветерок и скрывал мое лицо. Я тихонько и незаметно заплакала. Эмоции переполняли меня. Из памяти, как будто ластиком стирались проблемы и трудности, оставленные на родине. Ветерок подхватывал их и уносил прочь, подальше от меня. Я повернулась к Йоргиусу и сказала: «Ты мой Крит, ты мой Агиос Николаос! Ты мой дорогой греческий друг! Спасибо тебе!»
Весь следующий день мы с подругой были на экскурсии. Настроение было отличное. Я сияла. В моей голове играла греческая музыка и витал легкий морской ветерок. Вернулись мы в отель лишь к вечеру. Во время ужина я услышала очень знакомые мне греческие мелодии. Я обернулась и увидела Йоргиуса прямо около музыкального центра. Он незаметно для окружающих подмигнул мне. В конце ужина он подошёл и спросил, есть ли у меня планы на сегодняшний вечер. Планы у меня, конечно были, но... На этот раз он предложил совершить мотоциклетную прогулку. Прокатиться с красивым мужчиной по интересным местам на его мотороллере, чтобы мои светлые волосы развевались на ветру, плотно прижиматься к нему во время поездки, чтобы не упасть - я не смогла устоять. И ровно в час ночи он ожидал меня на нашем месте. Мы катались по маленьким прибрежным городкам, сидели в кафе, снова болтали и много шутили. В этот раз общение  было более неформальным. Мы беседовали о работе, о путешествиях, плотнее затронули вопросы семьи. Я спросила, почему у него в тридцатипятилетнем возрасте нет детей? Он ответил, что дети должны появляться лишь в браке, а он не встретил пока женщину, с которой захотел бы связать свою судьбу. Он сказал, что у  него есть девушка, с которой у него хороший секс, но не более того. И добавил: «Если бы ты жила в Греции, или я в России, я хотел бы чтобы  ты стала моей женщиной и женой. В тебе есть «стиль» и  «характер». Ты создана для семьи! Но, мы живем слишком далеко». «И мы можем быть только друзьями», - улыбнувшись добавила я. Так мы заключили «пакт» о дружеских отношениях между нами. В окончании ночи, Йоргиус предложил показать мне необычный местный скалистый берег. Мы приехали на пляж. Прямо перед собой я увидела очень красивую одинокостоящую скалу, омываемую со всех сторон морем. Йоргиус предложил перебраться и немного посидеть на камнях. Рискованно, конечно, но я решилась. Ведь со мной был сильный спутник. Совершая переход, я невольно попросила его помощи. И тут же почувствовала надежную и крепкую опору в виде его руки. Так произошел наш первый тактильный контакт. Мы сидели плечом к плечу, болтая ногами в воздухе, и мирно беседовали. Где—то под нами шумело море, прямо над нами «висел звёздный ковш» в мирном соседстве с серебристым полумесяцем. Я снова слышала ненавязчивые приятные комплименты в свой адрес и чувствовала концентрированный мужской взгляд на себе. Моя рука снова хотела оказаться в его руке. Управлять собой становилось невыносимо сложно. Желание поглощало нас. В голове летали здравые тезисы: «у него есть девушка», «у меня своя жизнь», «он грек, а я русская», «я скоро уеду, а он останется». Они-то и остановили меня в тот вечер. Йоргиус отвез меня в отель. Я поцеловала его в щеку на прощание и сказала: «Ты мой Крит, ты мой милый дорогой греческий друг! Добрых снов!» И это был наш второй тактильный контакт за вечер, «дружеский контакт». Вернувшись в отель я долго не могла уснуть. Даже чертовски чистый воздух не помогал. Мысли были совсем об ином. Понимая, что до завтрака осталось спать всего пару часов, я приняла твердое решение, что «средиземноморский красивый грек не будет лишним в «списке моих мужчин» и крепко уснула.
Мой отдых в Греции переходил в режим «нон-стоп». Днем была программа по ознакомлению с местными достопримечательностями, а ночью встречи с моим греческим другом. Я была счастлива от такой насыщенной программы! На этот день у нас с подругой была запланирована поездка в местный аквапарк. Целый день на солнце, большое количество хлорной воды, возгласы, крики, море удовольствия и адреналина. Так можно охарактеризовать нашу поездку в двух словах. К вечеру я была вымотана. Но почему-то, несмотря на малое количество сна, и жуткую усталость, во мне открывались все новые и новые энергетические резервуары. Спать не хотелось, но аппетит был жуткий. На ужин я отправилась с заранее заготовленной запиской, на которой было написано лишь одно предложение: «Я хочу тебя!» Я подошла к барной стойке сделать заказ и невзначай передала свое послание Йоргиусу. Прочитав содержимое, мой дорогой греческий друг сначала от неожиданности был вынужден пошутить, сделав жест, как будто его «член взлетел ракетой в космос», а затем очень серьезно взглянул на меня и сказал: «Спасибо! В час ночи на нашем месте!» На протяжении всего вечера он не сводил с меня своего орлиного взгляда. Мы же с подружкой ели наш прекрасный греческий ужин и делились эмоциями об очередном незабываемом дне на Крите. Но весь ужин я думала, как же все-таки приятно находиться под пристальным взором своего мужчины.
И снова ровно в час ночи, я была в условленном месте. Мы тронулись в путь. И тут у меня возник вопрос:«куда мы едем?» Я поняла, что я совсем не обдумала техническую сторону вопроса. Если у нас будет секс, то где он состоится. Уж не на пляже ведь, мы же не сумасшедшие полупьяные подростки. В море не гигиенично. Домой к нему я пойти не могу, да он и не предлагает пока. Я «загоняла». Романтика отступила на второй план и разумом завладел прагматичный рационализм. Мы приехали на скалистый берег. Вокруг было темно. Слышался прибой. Йоргиус помог мне спуститься на пляж. Я поняла, что он выбрал все-таки «подростковый вариант секса». Он попытался обнять меня. Но я не смогла ответить ему взаимностью. Я поняла, что совершила огромную ошибку, написав ему свою «хотельную» записку. В момент, когда он прочитал ее, исчезла романтика, исчезла интрига, и замаячил красной тряпкой обыкновенный сексуальный голод. Этого я позволить себе не могла. И вот ровно с этого момента возникла жуткая нехватка моего «базового» английского языка. Я не могла объяснить моему дорогому греческому другу, почему днем я сказала, что хочу, а сейчас говорю обратное. Слов катастрофически не хватало. Я попросила Йоргиуса снова съездить в ночной Агиос-Николаос. Хотелось хоть на толику вернуть ту романтику, которая была между нами пару дней назад. И снова была дорога, ветер, ночные горы, громкая греческая музыка, и мой мужчина рядом. Всю дорогу я чувствовала на себе его уверенные и приятные прикосновения. Прогулявшись по набережной в обнимку, как будто мы чета влюбленных супругов, мы присели в порту на скамейке под большим фонарем и тут он попросил меня кое-что сделать. Он попросил меня снять мое нижнее белье, прямо здесь на улице. Подобного со мной никогда еще не происходило, но я, не задумываясь, выполнила его просьбу, тем самым вызвав еще большее желание с его стороны. Обратный путь до нашего городка я совершила в одном лишь легком платьице.  Концентрация желания усиливалась. Йоргиус привез меня к отелю, в котором я остановилась. У меня был один лишь вопрос: «почему?» Он сказал, что у него было много работы и он очень устал за этот день. Мы долго прощались: руки никак не хотели расцепляться, взгляды проникали вглубь друг друга, губы тонули в совместном поцелуе. И тут он не выдержал и пригласил меня к себе домой.
Мы приехали в его небольшую квартирку. Он ознакомил меня с планировкой,  застелил кровать и лег спать. Засыпая он сказал: «Сагапо! (по греч. Я люблю тебя!)» Я же уснула с вопросом: «Почему? Почему он не полюбил меня по-настоящему?»
Рассвело. Йоргиус спал. Романтика испарилась с первыми лучами солнца. Моя подруга в отеле, наверное уже била в колокола об исчезновении своей попутчицы. Через час должны были накрывать завтрак в моем отеле. Мне нужно было уходить. Я тихо встала, умылась, взяв в руки сандалии, босиком выбежала из квартиры моего спящего греческого друга и отправилась навстречу новому дню.
Весь день в моих ушах звенело: «Сагапо! Сагапо! Сагапо! (Я люблю тебя! Люблю тебя! Люблю тебя!» Во время обеда на веранде, я увидела стремительно подъехавший мотороллер и моего прекрасного загорелого мужчину за рулем. Я подошла к Йоргиусу. «Куда ты ушла? Почему ты ушла? Я проснулся, а Валерии нет. Где Валерия?» - выпалил он. «Я вышел на балкон, там тебя нет. Зашел в ванную, там тебя тоже нет. Я даже заглянул под кровать, и там тебя нет!» Я лишь улыбнулась в ответ и сказала: «Сагапо!»
На вечер мы снова договорились о свидании, о последнем свидании. Это была моя прощальная  ночь на острове Крит. На следующий день к вечеру меня ожидал самолет и Россия. Йоргиус сказал, что отдохнул и полон сил, и что сегодня он устоит мне ночь любви. Счастье меня переполняло! И ровно в час ночи мы встретились вновь. Было смущение, неловкость в предвкушении происходящего. Снова была романтика, загадка, интрига. Два взрослых человека разных национальностей: мужчина грек и русская женщина. Накал был сумасшедший! Казалось, если бы не человеческие приличия, мы сорвали бы с себя одежды не сходя с места: около отеля, на пляже, в море, в машине, да где угодно, лишь бы овладеть друг другом. Теперь уже рациональный прагматизм отступил на второй план. Йоргиус пригласил меня к себе. Я смогла подробнее рассмотреть его квартирку: небольшая спальня, довольно вместительная кухня и ванная комната, гостиная оказалась настолько крошечна, что вдвоем находиться в ней было неудобно. Но балкон по размеру оказался как вся площадь квартиры. Там мы и провели ночь. Было тепло и ясно. Над нами проходил млечный путь. Дальнейшие события протекали как в банальной романтической комедии: мы болтали, шутили, ели арбуз, пили вино и смотрели на звезды. Йоргиус был очень мил и заботлив. Время шло, но как мужчина он не спешил проявлять себя.  Меня же стали посещать какие-то подозрения: может быть все-таки есть разница в менталитетах,  может быть он думает о своей девушке, может есть какое-то препятствие, о котором он не может объяснить? Я решила действовать первой. Не прошло и пары минут, как я почувствовала огромное желание «в штанах» у моего партнера. Но почему-то, к сожалению, вся страсть была сконцентрирована только там. Йоргиус меня не целовал, он ко мне практически даже не прикасался. Куда подевались страсть, та буря эмоций, которые он демонстрировал вплоть до этого момента. Что-то явно шло не так. Вдруг он встал. Я, находясь еще в платье, немного привстала в ожидании, что же он будет делать. Он зашел в ванную и вышел ровно через минуту. «Что ты делаешь?» - спросила я. «Протего», - спокойно ответил он и рукой показал характерное движение. Я поняла, что речь шла о презервативе, и о том, что он уже надел его. Да, так быстро меня еще никто не удивлял. Романтика исчезла, страсть испарилась. Мне жутко захотелось домой. Я стала собираться. «Что случилось?» -  спросил он, незаметно ликвидируя резиновый предмет. У меня ответа не было. Йоргиус попросил остаться меня на ночь. Засыпая, он нежно обнял меня и снова произнес свое «сагапо». Я долго не могла уснуть, вопросов было больше, чем ответов. Под утро сквозь сон я снова почувствовала желание со стороны моего греческого друга. Его руки плавно скользили по изгибам моего тела, он зарывался в мои волосы, я чувствовала учащенное дыхание и легкие прикосновения губ. «Ну наконец!» - подумала я и стала рьяно и страстно отвечать на его поцелуи. Это было прекрасно и очень чувственно. Как вдруг он встал и снова вышел. «Вот теперь «протего» более уместно», - умозаключила я. Обратно он вернулся уже в одежде. «Мне через час нужно на работу, позволь мне отвезти тебя в отель!» - спокойно, как ни в чем не бывало произнес Йоргиус. Вопрос и недоумение застыли на моем лице. Мне хотелось громко и по-русски материться. Я быстро оделась и уже через полчаса лежала в своей постели в номере отеля. Подруга мирно досматривала свой последний критский сон. Как я не старалась, уснуть в эту ночь мне так и не удалось.
Весь следующий день был посвящен покупке сувениров и подарков в память о посещении славной критской земли. Йоргиуса я не видела ни за завтраком, ни за обедом. Трансфер  на самолет был назначен сразу после ужина. Вещи были собраны, чемоданы упакованы. Мы с подругой сидели в баре на веранде и молчаливо потягивали белое вино. Вдруг я услышала знакомые греческие мелодии, обернулась и увидела его, моего прекрасного греческого друга. Сразу с первого взгляда я прочитала грусть и какую-то неизбежную тоску на лице Йоргиуса. Я подошла к барной стойке. Выяснять причины и задавать вопросы было уже не уместно, да и не нужно. «Знаешь, сегодня утром позвонила моя девушка и сказала, что всю ночь не могла уснуть. Странно, да?» - сказал Йоргиус. «Ничего здесь странного нет, это знак, что это твоя женщина. Держись ее.» - ответила я и в ответ на мои слова увидела ласку, нежность и безграничную благодарность в его взгляде. Все было сказано и сделано.
Автобус за нами пришел вовремя. Ужин в ресторанчике был в полном разгаре. Я видела Йоргиуса: как он принимает заказы и делает коктейли. Его жизнь протекала в прежнем русле. Мы с подругой попрощались с сотрудниками отеля и поспешили на выход. Людей было много вокруг, поэтому с Йоргиусом я попрощалась очень формально. Но уходя, я чувствовала внимательный и жаждующий взгляд на себе, взгляд мужчины, который полюбил меня.
Сидя в самолете, я написала сообщение для Йоргиуса: «В моих ушах — греческая музыка, в моих глазах —ночной Агиос Николаос, в моей памяти — твои глаза, в моем сердце — ты, мой дорогой греческий друг!» Крит полюбил меня, а я в свою очередь полюбила Крит, полюбила его горы, Эгейское море, людей. Грецию я покидала, пребывая в легком чувстве влюбленности, растерянности и одновременно уверенности, что я желанна и прекрасна. В России меня ждала красавица дочь, новая работа и новая жизнь, жизнь в удовольствие.